03.03.14
История галстука

В XVIII веке в Европе возникает стиль миньон. Этот вычурный и экстравагантный стиль быстро находит приверженцев среди молодежи, особенно им увлеклись в Италии. Итальянских последователей стиля миньон стали называть макарони. Выглядели они презабавно: огромные парики чуть не в метр высотой, драгоценные камни, роскошные ткани и, не в последнюю очередь, белые шейные платки с большими бантами. "Такая надушенная благоухающая персона с волнами кружев, выбивающихся из-под подбородка, озадачивает прохожих, пытающихся определить ее пол", - бухтел "Журнал города и провинции" в 1772 году. Справедливости ради надо заметить, что и французы не отставали от итальянцев. А вот с американцами было сложнее - они упорно не хотели признавать такие экстравагантности. В основном пуританская Америка перенимала более спокойную моду Англии и перерабатывала ее в еще более мягкие, скромные формы. Ей были чужды надуманные изыски барокко. Окончательно галстук они приняли лишь после Гражданской войны. Но тут надо уточнить, что это был именно галстук в том виде, к какому мы привыкли, а не его прямой предок - шейный платок.
В прошлом номере мы пообещали рассказать, каким же образом галстук добрался до России. Понятно, что это дело рук Петра I. В прошлом номере вы узнали, что слово "галстук" немецкого происхождения: Hals - шея, Tuch - платок. Но есть еще одна версия: слово "галстук" в России образовалось не от "шеи" и "платка", а от "галса" - морской снасти, удерживавшей нижний наветренный угол паруса, иначе галсового угла. Этот угол сильно напоминал развевающийся на ветру угол шейного платка, который в то время был в Англии и Голландии элементом формы.
Петр I, известный поклонник голландской моды, вполне мог связать в своем воображении морской галс с тем платком, что носили голландские моряки, и вот уже и в России появились шейные платки на шеях у дворян, которых Петр обязал проходить морскую воинскую службу. Таким образом, российский галстук ведет свою родословную скорее от снастей голландских матросов, чем от придворных балов. Что ж, версия не хуже других... Бояре, кстати, никак не могли взять в толк, зачем им какая-то тряпка на горле, и прятали ее в карманы вместе с другим платком - носовым, - который их тоже обязал иметь неугомонный Петр. Иногда сморкались в галстук... Петр посмотрел на это, посмотрел, и в наставлении "Юности честное зерцало", которое вышло благодаря его патронажу (авторами были его сподвижники), было очень доходчиво разъяснено, что следует делать с новомодным атрибутом: "Галстухом негоже утираться и в него не велено сморкаться". Благодаря стараниям Петра, точнее, его репрессивным мерам - царь-батюшка карал за отсутствие шейного платка не менее беспощадно, чем за наличие бороды, - галстук прижился и в России. Однако для российского человека галстук так и остался чисто аристократическим атрибутом. Купечество галстуков не признавало, купцы всю дорогу славились своими традиционными взглядами и любовью к народной одежде; разночинцы галстуки тем более отвергали - эти уже из принципа. Галстук получил в России немало уничижительных прозвищ: удавка, гаврилка, змеюка, петелька и даже фофочка. В 1917 году галстук был заклеймен как буржуазный пережиток: как же - дворяне носили! Только в эпоху нэпа галстук как-то умудрился снова пробраться на мужские шеи. Однако он по-прежнему волновал умы, и вот уже даже пионеры носят на шее платок - красный революционный треугольник.  После Великой Отечественной войны галстук стал популярным, на это отчасти повлияла и военная офицерская мода. Однако наша промышленность выпускала такие "произведения", назвать которые галстуками как-то язык не поворачивался - закрутившаяся вокруг своей оси селедка, скрепленная сзади резиночкой. Нормальный же галстук, который по идее нужно каждый день завязывать, чтобы он не портился, советский мужчина снимал через голову, дабы не повредить узел. Это все говорит о том, что в России искусство завязывания что шейного платка, что галстука так и не привилось. Конечно, речь не идет о современных мужчинах...
Но мы забежали вперед и поэтому вернемся от советских мужчин к французским. Итак, французы недолго наслаждались беззаботным существованием, чтобы тратить все утро на наматывание галстуков: пришла Великая Французская революция. Правда, революция галстуки не запрещала, просто с ее приходом кое-что исчезло с модного горизонта - галстук "лавальер", например. Зато революция родила энкруаябль, белый крахмальный платок из муслина. Наверное, из-за невероятно огромного размера он и получил это название, которое и означает "невероятный". Чтобы элегантно завязать на шею энкруаябль, требовалось взять несколько уроков по искусству такого завязывания. Но чего не сделаешь в угоду моде! Родилась даже новая престижная профессия: учителя по завязыванию энкруаябля. Им неплохо платили, между прочим. Острые на язык англичане обозвали энкруаябль "скатертной модой". В общем, недалеки были от истины: энкруаябль был разве что чуть-чуть меньше скатерти...  Революционеры, однако, и здесь не смогли не отличиться - ввели революционно-романтический стиль с долей известной небрежности в одежде и вместо огромного белого платка нацепили на шею небольшой черный галстук.
Как писал один из современников, "черный, как проклятье". А что? "Новому времени - новые галстуки!" - один из лозунгов революции. Как это нам всем знакомо...
Однако ничто не вечно под луной, революция благополучно провалилась, и монархия была реставрирована. Энкруаябль продолжал царствовать и в эпоху стиля бидермейер, что пришел на смену стилю ампир, бывшему в моде во времена революции. Стиль бидермейр сослужил галстукам незабываемую службу: ни в одну эпоху моды не было столько вариантов завязывания галстуков, сколько в это время! Пачками выходили учебники, обучающие этому мастерству: "Мир шейного платка", "Мир галстука"... В последней, вышедшей в 1818 году, описывалось 12 способов завязывания галстука. Автор (имя, к сожалению, до нас не дошло) пытался разъяснить читателю, чем отличается "приличный джентльмен" от "канальи". По нему выходило, что галстуком и отличается. Автор вообще был с известной долей юмора. Вот как он описывал "математический" узел: "Он требовал сочетания симметрии и регулярности - стиль здесь строг и сдержан, исключается малейшая складка. Концы должны иметь геометрически правильную форму и подвергаться проверке даже с помощью компаса". "Сентиментальный" же узел, предупреждал автор, "говорит о том, что он подойдет не к каждому лицу. И если ваша физиономия не пробуждает чувств любви и страсти, а вы все же решите завязать "сентиментальный" узел, вы станете прекрасной мишенью для насмешек, которые будут немилосердно сыпаться на вас со всех сторон". Замечательно, не правда ли? Однако если бы вы решили получить толковый ответ на вопрос: а как же все-таки завязать тот или иной узел, ирония автора поставила бы вас в такой тупик, из которого вы не выбрались бы, даже проштудировав книгу от корки до корки раз пять.
Однако самой популярной стала книга "Искусство завязывания галстука", которая вышла в Париже в 1827 году в издательстве Оноре де Бальзака. Вот как она начиналась: "Никто из вошедших в высшие сферы общества не станет подвергать сомнению преимущества изящной внешности; поэтому представляется необходимым подробно показать, каким образом можно приобрести это свойство.
Внимательное изучение содержания книги приведет к желанному результату". Автором значился барон Эмиль де л' Эмпрезе. Видимо, это был псевдоним, потому что в переводе имя означает "Крахмальный барон". В этом же году книга вышла в Италии, чуть позже в Англии. В этом издании автор скрывался под псевдонимом X.Леблана. В XIX веке считалось, да и сейчас во многих статьях, гуляющих по Интернету, можно прочитать, что автором был сам Бальзак. Приводится даже часто используемая цитата: "Мужчина стоит того же, что и его галстук, - это он сам, им он прикрывает свою сущность, в нем проявляется его дух". Тем не менее, автором был не Бальзак, а Эмиль-Марк де Сен-Илер, Бальзак же написал лишь предисловие. Этот факт доказан историками и исследователями творчества Оноре де Бальзака.
Однако вне зависимости от авторства книга выдержала 11 изданий! Ее читали по всей Европе, ее цитируют и сегодня. Трактат содержал 32 способа завязывания шейного платка. Одни названия чего стоили! "Лошадиный воротник", "Американский", "Восточный", "А-ля Байрон"... Последний ввел в моду лорд Байрон (1788-1824 гг.). Он был свободно завязанным и не стягивал горло.
Кстати, об этом галстуке нужно рассказать подробнее. Дело в том, что Байрон был особой крайне неординарной. Все, к чему ему удавалось приложить руку, отличалось удивительной оригинальностью. Вопреки господствовавшей в те годы моде на плотно и даже туго завязанные галстуки, мятежный и свободолюбивый байроновский дух не мог смириться ни с какими удавками - ни в прямом, ни в переносном смысле. Кстати, аккуратностью Байрон также не отличался, поэтому в его способе завязывания галстука аккуратность, а также и "красивость" напрочь отсутствовали. Даже то, как он укладывался на шею, отличалось от общепринятых норм: все мужчины сначала прикладывали галстук спереди, потом заводили концы за спину, оборачивали шею и после этого уже завязывали спереди узел. Байрон же поступал с галстуком по современному принципу: вешал на шею сзади и спереди уже завязывал свободный узел, из которого выходили два выразительных конца. Да и цвет у него был весьма необычен, соответствующий возвышенным мыслям: sca-biosa (коралловый). Именно такие галстуки обожал Пушкин.  Книга содержала и некоторые размышления по поводу некоторых нововведений, например, такие: "Изобретение подверглось истязанию с целью достичь большего разнообразия, и, поскольку в расчет принимался лишь внешний облик, с каждым нововведением ношение галстука становилось все мучительнее; он был превращен в жесткий, как железо, воротник из-за деревянной вставки..."
Содержались в трактате и исторические сведения. Вот что автор писал, например, об уже известных нам хорватах: "Хорваты носили на шеях платки, украшенные мелкими и крупными кистями, концы которых были завязаны розеткой и не без изящества свисали на грудь".
Искусство управляться с шейными платками достигло своего апогея к 30-м годам XIX века. В эти годы галстуки носились мужчинами так высоко, что они не могли повернуть голову, не повернув всего тела.
В 1830 году свет увидело издание "Искусство одеваться", об авторе известно лишь, что он офицер от кавалерии. Не могу удержаться, чтобы не дать полное название этой замечательной книги: "Всеобщее искусство одеваться, или Путь к элегантности в моде, с колоссальной скидкой 30%. Трактат о существенном и необходимом атрибуте современности - костюме джентльмена. Посредством превосходных иллюстраций четко определяет самые подходящие сочетания цветов, многообразные стили формальной и неформальной одежды; изъясняет, что носить людям разных возрастов и различного цвета лица, чтобы представить фигуру наиболее симметричной и приятной для глаза. Советы по приобретению разнообразных предметов одежды, сопровождаемые рекомендациями по туалету, содержащими ценные и оригинальные рецепты, а также указания, как исправить недостатки внешности и осанки. С прибавлением рассуждения о форменной одежде и выборе изящного платья". Как, впечатляет? В книге описывалось аж 72 способа завязывания узлов. Однако простая математика говорит о том, что все разнообразие узлов было кажущимся и сводилось к вариациям на тему накидного и квадратного узла, а также банта. Вот замечательная цитата из этого пособия: "Американский узел мало чем отличается от математического, за исключением того, что вырезы на воротничке подходят не так близко к ушам и отсутствуют средние или горизонтальные складки". Перепутать эти узлы значило если не выставить себя "канальей", то уж опростоволоситься в обществе - это точно. Кстати, высказать критическое замечание по поводу галстука собеседника было все равно, что нанести несмываемую обиду. Смыть можно было разве лишь кровью.

Коллекция 2016 года



Коллекция 2016 года